В Томск на собаках. Том 1
Каждый человек должен знать, а ещё лучше – увидеть свою страну. Историю, культуру, обычаи и прочее, но одно дело, когда страна имеет размер, сопоставимый с Ленинградской областью, а другое дело – когда речь заходит о такой стране, как Россия. Россия – страна большая и совершенно разная во всех её проявлениях. Одним словом, 1/8 суши – и этим всё сказано.
Собравшись в Томск на выезд, я предложил М. осуществить этот проект на собаках, с целью выключить на неделю голову и тупо, как Ерофей Павлович Хабаров, двигаться на восток. Надо заметить, что Томск – это даже не середина России, и всё, что находится дальше, М. видел через иллюминатор самолёта (не пизди, я ехал от Красноярска – центра России, на поезде до НСКприм. от самого М.), а я через окно поезда. Поэтому надеюсь, Томск – это только начало, и в будущем ещё придётся осуществить некоторые планы, связанные с освоением востока страны.

Месяца за два до выезда М. запилил обратные билеты на самолёт из Новосибирска до Москвы и из Москвы до Питера, а также на поезд Санкт-Петербург – Москва, т.к. на собаках до Москвы приходилось ездить по молодости неоднократно, и данный участок было решено пропустить с целью выигрыша дополнительного времени, которое можно было потратить для более интересного участка нашего пути. Тянулись долгие дни ожидания момента Х. Вообще всегда, когда приобретёшь билеты на какой-то выезд, в голове что-то меняется, и последние дни уже считаешь, как солдат перед дембелем. Поскольку выезд предстоял не «в Москву на сапсане», а немного дальше и немного сложнее, то эти ощущения были усилены многократно.
13 мая 2011г., пятница
Встречаемся с М. у метро "Комендантский проспект". За неделю до выезда у меня воспалился глаз, который очень негативно относился к приёму мной алкоголя, и выражал это путём сильного покраснения. Это меня очень сильно огорчало, особенно ввиду того, что при встрече М. обозначился бутылкой коньяка. Покурив перед метро, двинулись на вокзал. Как я люблю это ощущение, когда смотришь на людей вокруг, которые заняты своими повседневными делами, куда-то спешат, кому-то звонят, идут, не смотря под ноги, потому что дорога заучена наизусть одним и тем же ежедневным маршрутом. Сегодня пятница, и будет очередная пятничная встреча с друзьями в знакомом кабаке под пиво и разговоры о бабах и работе, и каждый выложит перед собой пачку сигарет, сверху которой положит зажигалку. В субботу и воскресенье сходит погулять или лежать на диване, втыкая телевизор, а в понедельник по той же дороге снова на работу. У кого-то в толпе взгляд чуть прояснённый: это всего лишь значит, что в субботу запланирован боулинг. Ну, или поход на очередную новинку «Трансформеры-15». Я смотрел на них и был счастлив от того, что не знал, что будет в понедельник, но был уверен лишь в том, что он будет отличаться.

Само собой не обошлось без тупки. При покупке билетов на поезд М. ввёл старые паспортные данные, и поэтому на вокзале пришлось идти к администратору, чтобы узнать, как разрулить эту проблему. Был получен ответ в стиле «я не знаю, не приставайте». М. пошёл в поезд пораньше, а я остался взять пару бутылочек пива в дорогу. Подходя к вагону узнаю, что М. без проблем пустили в вагон, и это дело тут же отмечаем пивком. Поезд трогается. В нашем отсеке вместо положенных шести человек почему-то сидит семь, и все друг на друга молча посматривают с желанием определить, какой дебил лишний. М. в таких ситуациях берёт инициативу в свои руки. Быстро выясняется, что дебил либо он, либо мужик, сидящий рядом с ним, т.к. у них обоих место №3. Тут приходит проводница со сбором билетов, долго рассматривает оба, немного хуеет от раскладов и со словами «ща будем разбираться» уходит. Приходит другой провод, снова рассматривает билеты и снова уходит. М. немного озадачен, видя в этом знаки, посланные ему свыше. Приходит ещё один провод, наверное, начальник поезда, и в течение нескольких секунд выносит вердикт. Дебилом объявлен мужик, у которого место не 3, а 13. Куда смотрели четыре человека, включая самого мужика и М., остаётся загадкой, но репутация М. как ровного стоса восстановлена.

Откупоривается коньяк, и М. начинает постепенно вливать его в себя, а потом замечает, что после пива мой глаз начинает краснеть. Это меня сильно огорчило, и в ход была пущена тяжелая артилерия в виде глазных капель и пары глотков коньяка. Немного посидев и потерев за жизнь, решаем ложиться спать, ибо когда в следующий раз будет мягкий матрас, для нас оставалось загадкой.
14 мая 2011г., суббота
Поезд был взят проходящий через Курский вокзал, т.к. первая собака отправлялась именно с него. Проснулись за пару минут до прибытия, собрались: я спиздил полотенце, а М. немного освежил себя коньяком. Вышли из поезда. На часах полпятого утра. Достаточно прохладное майское московское утро. Немного потупили на платформе, зашли в туалет и пошли пробивать первую собаку. Слоняясь по привокзальной площади, вкусили истинно московский воздух, который несёт в себе смесь бомжатины, хачёвщины и шаУрмы. Москва блестит, но блестит она где-то далеко. Где-то ездят на дорогих машинах из одного клуба в другой золотая молодежь, где-то покупаются яхты и квартиры стоимостью миллионы долларов, а здесь в полпятого утра ничего не решается. Здесь существуют. Существуют без желания существовать. Зашли в единственный открытый кабак, который был битком забит существами, которые ещё со вчера там сидят за грязными и липкими от пролитого пива столами. На столах возле каждого лежат пачка сигарет, а сверху зажигалка. Спросили, как сыграла сборная России по хоккею на чемпионате мира, и сильно огорчаемся, что в полуфинале проебали без вариантов финнам. Находиться там не было никакого желания, поэтому идём в кассы узнавать о собаке и билетах. Приблизительное расписание у нас было составлено заранее, но возможны изменения, отмены и пр. накладки. О стоимости проезда вообще не имели никакого представления. Стоит отметить, что цели тотально не платить за проезд мы перед собой не ставили. Было решено брать на несколько станций, а по месту с контрами уже договариваться либо посылать. Всё-таки нам уже не 16 лет, когда мы прыщами пробивали первые выезда.

И давить на жалость небритыми ёблами, в особенности хлеборезкой М., – бесперспективно. Ну не похож он на сиротку…

Москва–Петушки. Первая собака отправлялась в 6:05 утра. Потупили немного на платформе и, увидев нашу собаку, пошли располагаться. Почти в каждом вагоне спало по несколько бомжей. Нашли менее заселённый вагон, уселись и начали вести культурные разговоры о жизни и работе (пока ещё голову было не освободить от этих мыслей) и допивать коньяк. Мой глаз снова немного побелел, и я подумал, что лечение в виде капель и коньяка ему нравится больше, чем пиво. Поэтому через одну стал подключаться к М. В вагон вошел суетной парнишка и спросил, можно ли с нами сесть. М. сказал, что у нас важный разговор и попросил не мешать нам. Этот товарищ сел напротив и начал жрать какие-то пирожки, чипсы, орешки и пр. хуету, которую доставал из разных карманов в несметном количестве. Естественно, всё это запивалось какой-то ссаниной типо «яги». Причём все отходы тупо кидал на пол себе под ноги. Не понимаю таких людей. Через некоторое время снова подошёл и попросился сесть с нами, объясняя это тем, что он не может без общения. Прогонять не стали. Оказалось, он живёт в какой-то перди Московской области, работает охранником в каком-то торговом центре на окраине Москвы и каждый день ездит на работу на собаке. Первая электричка на нашем пути постепенно заполнилась более приличными людьми, которые в основном были дачники, хлопнула дверьми и поехала, увозя нас навстречу приключениям. Наш новый знакомый принялся из окна электрички проводить для нас экскурсию по Москве после того, как узнал, что мы из Санкт-Петербурга, но нёс он откровенную хуйню из серии «Вон, вон, вон,… смотри, смотри, смотри, сейчас будет красивая церковь, вот, вот, вот... Видел?». Потом выдал «Вот, вот, вот масквАрека», но когда я ему сказал, что это не река Москва, а Яуза, экскурсия закончилась. Почему только в Москве реку Москва называют масквАрека? Почему нигде больше в России не называют Волга-река или Урал-река? Что за странный оборот и почему слова поменялись местами? Проходят контры, которых вся гопота шлёт в одном и том же направлении, а наши билеты их вполне устраивают, хотя потом окажется, что собака, на которой мы ехали, через станцию, до которой у нас были билеты, вообще не проходит. Спустя полчаса наш друг нашел себе компанию, которая ему больше подходила по развитию, и больше нам не мешал. Ещё через час электричка остановилась в какой-то перди и стояла полчаса, пропуская Сапсан на Нижний. За это время мы успели сходить поссать, несколько раз покурить и допить коньяк.

Где-то в районе 8:30 собака привезла нас в славный населённый пункт с чудесным названием Петушки Владимирской области.

Из всего, что можно отметить в этом населённом пункте, – это ничего. Не было просто никаких эмоций. Площадь перед вокзалом частично имела асфальт. Здесь же рынок с китайскими тапками, рассадой и залежалым мясом с мухами. На одном из прилавков увидели отрубленный свиной пятачок и сошлись в мыслях о том, что было бы заебись метнуть его в Быстрова на каком-нибудь матче. Помнится, кто-то пытался пронести живого поросёнка ещё когда Вову можно было не любить. Это сложно, конечно, а вот пятачок в самый раз. Было решено тупить до открытия магазина Магнит, брать коньяк в дорогу и, распивая его, ждать следующую собаку до Владимира, которая была назначена на 11:30. Надо отметить, что, пожалуй, единственное оживление вызвал факт наличия в Петушках нашей любимой марки коньяка, пробитого на кавказских выездах. В целях рекламы называть не будем, но М. дико негодовал, что в СПб (на тот момент ещё не нашли точку) такого коня нет, а в Петушках – есть. От такой щедрости фанатских богов М. разжадничался и взял этого коня немало, мягко говоря. Но об этом позже. Ближе к времени отправления на платформе собралось приличное количество народа, основную часть которого составляли пенсионеры. Между собой, припиваясь коньяком, обсуждали состояние дел и перспективы развития движа. Загрузились в собаку, которая была почти битком. Билеты решили не брать, а приготовили 50 рублей контрам, т.к. от Петушков до Владимира ехать всего час. Подошли контры и от полтинника отказались, отправив нас в тамбур. Мы вышли, и после небольшого диалога за 50 рублей нам были выданы какие-то старые билеты до Владимира. Так в тамбуре, выпивая, куря и разговаривая, доехали до Владимира в 12:30. Позабавили малолетние долбоёбы, которые занимаются «электричкингом» или как-то там ещё. Смысл, что ты едешь снаружи поезда. Правда, в этот раз они ехали почему-то внутри. Ну и доставило их общение с контрами:
- Ваш билет, молодой человек.
- Пажалста (протягивает какой-то кусок пластика), транспортная карта «москвича».
- В жопу себе её запихай, ты на Горьковской железной дороге. Здесь тебе не Москва. Проваливай.

И ведь высадила.

Следующая собака до Гороховца была только в 17:35, на которой мы не успевали на последнюю до Нижнего, а ночевать в Гороховце не хотелось, т.к. мы посчитали, что 300 км в день по европейской части страны – это слишком медленно. Было принято решение ещё в Питере, которое не имело прецедентов в нашей выездной деятельности. Решение двинуть автостопом до Нижнего и успеть на собаку Нижний Новгород – Шахунья в 18:35. В случае успевания на оную к ночи бы мы были уже в Кировской области. Не имея опыта данного вида передвижений и почитав немного в Интернете теории автостопа, я захватил с собой оранжевые манишки, которые были удачно подрезаны в прокатных машинах на евровыездах. Решили выбираться из Владимира на объездную. Сели в троллейбус на привокзальной площади, спросили, куда ехать, и, получив исчерпывающий ответ от местных жителей, которые, судя по развернувшейся дискуссии, очень хотели нам помочь, двинулись на выезд из города. Как стартовую точку определили село Боголюбово. Для тех, кто не знает, это именно там находится церковь Покрова-на-Нерли, фотография которой есть в каждом учебнике литературы. У М. сложилось впечатление, что местные приняли нас за паломников в этот храм, настолько аборигены были доброжелательны… Поэтому, дабы не расстроить пассажиров, коня в троллейбусе компаньон не закладывал.)) Перепрыгнув из троллейбуса в автобус, выехали за город. Люди вокруг очень милые. Судя по виду и вещам, ехали в свои огороды. Интересно представить мысли в головах этих людей, узнай они, кто мы, что мы здесь делаем и куда направляемся. Первый бы вопрос был: «А сколько вам за это платят?» Знакомо, да? Из автобуса вышли уже на объездной, прошли метров триста вперёд за светофор, бросили рюкзаки, надели манишки и… Припились коньяком, хотя теория автостопа крайне не рекомендует это делать (зато теория выезда фаната это обязывает), начали процесс. Первым стопящим был назначен я.

Подходя к своему первому в жизни автостопу, поднимаю первый раз в жизни руку, и тут же останавливается первая же машина. За рулём Владимирской девяносто девятой оказался парень нашего возраста, который принял нас на борт. От таких раскладов М. чуть не выронил бутылку из рук, но вовремя собрался, засунул её в рюкзак и вдарил по тапкам к машине. Водитель ехал в деревню к тёще примерно за сто километров от Владимира. В пути потрещали на разные темы, он сказал, что ему нравится, как Зенит играет, за что ему был подарен магнитик, который был куплен в СПб на подобные случаи. По пути остановили гайцы и оштрафовали его на 300 рублей за превышение скорости. Чуть больше часа прошло с момента выхода на объездную во Владимире, а мы уже проехали практически полпути до Нижнего. Высадил нас на повороте к своей деревне, а сам, повернув направо, тут же подобрал новых людей и скрылся из виду. В общем, парняга оказался молодец, за что ему от сердца к солнцу. Место, где нас высадили, представляло из себя десятка два домов, светофор и метрах в пятиста заправку. М. начал усиленно потреблять коньяк, а я начал употреблять, но не усиленно, при этом прося М. контролировать себя и не злоупотреблять, чтобы сохранить хотя бы самотранспортабельность. Но М. был жаден, т.к. он очень соскучился по этому коньяку. Вместе с чарующим букетом купажа к нему пришли воспоминания о том, как тяжело было найти этот коньяк в ночном Грозном, как его нашли… М. покидал меня. Я же начал стопить, но здесь стало стопиться хуже. Где-то в течениё часа остановилось пару машин, но никто не хотел нас бесплатно везти. Через час остановился УРАЛ-трубовоз, водила которого пообещал провезти нас с десяток километров. Сидя внутри данного агрегата, испытали гордость за отечественный автопром. Машина была практически нулёвая с приводом 6Х6. Скорость 70 км/ч, по словам водилы, у него предельная. Вибрация идёт от всего, что может вибрировать. Чтобы разговаривать, приходилось практически кричать, но то, что больше всего понравилось, – это размах, с которым он включал передачи, и то, что несмотря на положение руля, машина всё равно ехала прямо. Водила, мужик-работяга под пятьдесят, был немногословен, но удалось узнать, что возит трубы для строительства газопровода, в день делает две ходки, машина жрёт 40 литров соляры на сотню. Вышли в 5 км от Вязников. Я начил стопить дальше, а М. лудить. Откуда-то из кустов выехал пьяный дед на велосипеде и начал общение с М., а поскольку их состояния были примерно одинаковыми, то они нашли общий язык. Как потом мне рассказал М., дед думал, что мы зэки, возвращающиеся после отсидки. Милый дед. Протупив ещё не меньше часа, мы начали понимать, что можем опоздать на собаку из Нижнего, поэтому за 14 рублей доехали на автобусе, который представлял из себя жалкое зрелище до автовокзала Вязников. При выходе из автобуса я случайно рассыпал бабкин мешок семенной кортошки, за что был обматерён. М. же гоготал, что какбэ намекает на его состояние… На автовокзале стояли маршрутки на Нижний, но стоили они в районе 500 руб. с носа, а дешевле водила вписывать отказался, да и по времени он нам не гарантировал, что мы успеем в Нижний к 18:30, поскольку у него было несколько остановок и раньше времени, указанного в расписании, он уехать не мог, даже если удавалось выиграть время на трассе. Решили стопить дальше. Пешком вышли на трассу, дошли до остановки, М. начал активно закидываться коньяком, и я понял, что он теряет потребный вид. Спустя некоторое время М. пришёл в состояние «в говно», что я упорно просил его не делать, и, устроившись на бетонной скамейке остановки, уснул. Я понял, постопив ещё с полчаса, что если и так процесс шёл не очень успешно, то в таком состоянии он просто нереален. Поэтому предъявил М. за говняние компании, забил на стоп и начал лудить активно сам. М. спал минут сорок, а, когда проснулся, признал свою вину и, пообещав исправиться, остановил автобус, на котором мы за 100 руб. проехали километров тридцать до Гороховца. Из него мы думали доехать до Нижнего на какой-нибудь собаке, но оказалось, что собак сегодня уже не будет, и от того места, где нас высадили, до вокзала 10 километров. Успеть на собаку до Шахуньи мы уже не рассчитывали, поэтому сегодня была поставлена задача доехать до Нижнего Новгорода. Начали стопить в Гороховце, но, видимо, мы что-то делали всё-таки неправильно, потому что нам не помогала даже табличка с надписью "НН". Может быть, нам мешало слегка подлуженное состояние. Может, сказывался неудачный выбор позиции для стопа. Но, скорее всего. это был комплекс причин, краеугольным камнем которого был наш внешний «нихуянестуденческий» вид.

Протупив ещё час на трассе, остановили маршрутку. Водила предложил по 100 руб. с носа до Нижнего, от чего мы не стали отказываться, т.к. перспективы не были ясны, а ночевать в Гороховце не хотелось. Маршрутка была забита какими-то очень приличными людьми в костюмах и при параде, с тонированными стёклами, телевизором с DVD и занавесками, поэтому наше появление вызвало небольшое недоумение, но, поскольку мы порядочно устали, нам было насрать. М. погрузился в сон, а я начал втыкать сериал "Интерны", крутившийся по ТВ. В нижний прибыли в районе восьми вечера. Пошатавшись по вокзалу, определили для себя две вещи. Попытаемся вписаться в фирменный поезд Москва – Владивосток в районе 23:30 или будем бомжевать до первой собаки, которая была в 8 утра и именовалась Нижний Новгород – Киров, а билеты продавались в кассах дальнего следования, а не в пригородных. Зашли в СПАР-маркет и закупились коньяком и сыром. Пока М. расплачивался на кассе, я листал книгу жалоб и наткнулся на замечание на всю страницу гласящее: «за Русь и по Иисусу», за подписью «Тульские мясники». Здесь же заполнили анкету о приёме на работу за одиозного Фана – К., который толком не работает аж с Нальчика 2009. Купили по шаверме, которая оказалась для меня несъедобная, а М. заточил и свою, и мою. При этом выдав, что шаверма – кал. Стемнело. Продолжили пить коньяк, сидя перед вокзалом среди молодёжи и хачей, которых было не меньше, чем в Москве, и тереть за жизнь. К тому моменту, как подошло время вписки в поезд, мы уже прилично припились, но всё-таки решили попробовать. Выйдя на платформу и рассчитывая увидеть кучу вагонов и людей, мы увидели состав из не более 8-10 купейных вагонов, пустую платформу и скучающих проводников. У одного из вагонов говорю проводу, мол, впишите до Шахуньи куда-нибудь в тамбур за недорого. Она запускает нас в вагон, где наши представления о «недорого» оказываются сильно разными. Она заламывает по 1,5 косаря с носа, на что мы немного прихуеваем. Но начинаем тупить, дожидаясь, пока поезд тронется, и сучка станет сговорчивей, тем более Шахунья – это следующая остановка данного поезда. Но провод тоже оказывается не дурой и начинает орать, как резаный Быстров, на что сбегаются провода из соседних вагонов и нас выпездяхивают на платформу уже из едущего поезда. Идём в кассы и покупаем билеты до Шахуньи на собаку, по которым планируем доехать до Кирова. Возвращаемся в зал ожидания и М. укладывается спать под тяжестью выпитого коньяка, а я, ещё обладающий энергией и считающий, что спать рано, прихватив бутылку коньяка, пошёл гулять по ночному Нижнему Новгороду. Поскольку до этого я в Нижнем уже был на машине, поэтому представлял, где и что находится, и решил идти к Кремлю, по пути припиваясь. На улице было +5 и ветер, поэтому пить приходилось усиленно. Ночной Нижний Новгород приятно удивил отсутствием гопоты, несмотря на вечер субботы. Возле баров, клубов и пр. увеселительных заведений народ, вышедший покурить, мирно беседовал и веселился, причём сильно пьяных замечено не было. Город, конечно, своеобразный. Сочетающий в себе современное красивое здание и тут же пристроившийся деревянный домик. В общем, полное отсутствие какой-то мысли и норм по строительству и развитию, которых худо-бедно, но пытаются придерживаться в Санкт-Петербурге.

Дошёл до Кремля часа за два, при этом дико устал и пропитался алкоголем. Сел на скамейку и стал втыкать на тусующуюся молодёжь, влюблённые парочки и прочий колорит ночного города, погрузившись в собственные мысли. Собравшись с силами, пошёл обратно на вокзал с участившимися остановками. К моменту подхода к вокзалу я был уже «в говно». В зале ожидания М. не нашёл, позвонил ему, он ответил СМСкой, что он в комнате отдыха недалеко от вокзала, но я был уже не в силах куда-либо идти, поэтому, поставив будильник, чтобы не проспать собаку, завалился спать в зале ожидания.
15 мая 2011г., воскресенье
Проснувшись от будильника, побрёл в сторону платформы. Состояние было стабильно-тяжёлое, поэтому рассчитывал разлечься в собаке и уже в ней поспать. Возле вагона встретились с М., который сказал, что только он уснул, как его разбудили охранники и сказали, что спать нельзя. Он пошёл в комнату отдыха, где рублей за двести ему и ещё десятку хачей предоставили кровати. «Еврохостел с мараканцами» на поволжский манер, ёба! Собака оказалась действительно не простой. Вагоны и места пронумерованы, в каждом вагоне по проводнику, хотя с виду всё та же собака. Вагон забился полностью, поэтому досыпать пришлось сидя. До Шахуньи собака идёт 3,5 часа и примерно столько же от Шахуньи до Кирова, при этом останавливаясь только на крупных станциях и достаточно быстро топя в пути. До Шахуньи доехали в полудрёме, выписывать нас никто не стал, хотя проводники на каждой станции ходили и проверяли у входящих билеты. Я, уже отлично разлёгшись на лавке, поспал ещё часок, а М. играл в телефон и читал "Советский спорт", найденный ещё в собаке на Петушки. Придя в себя, начали употреблять оставшийся коньяк. Виды за окном были совершенно безрадостные: лесной бурелом перемешивался с редкими деревнями, где царили покосившиеся заборы вокруг разрушенных построек колхозов и совхозов, густо пересыпанных ржавой техникой. Так мы и приехали в Киров. Оказалось, что машинист нашей собаки был В.В.Быстров. Ну ты понял…

До следующей собаки на Балезино было часа три. Купили билет на пару станций и решили пробить железнодорожную столовую. Походив по путям туда-сюда некоторое время и поспрашивав у работяг на станции, вычислили местонахождение оной. Пройдя метров пятьсот до депо, зашли в цех по ремонту тепловозов. Работа кипела вовсю, а на нас никто не обратил никакого внимания. Приходи, что хочешь бери, уноси, закладывай бомбу… Никому до нас не было дела. «Каждый занимался своим. Каждый должен находится на своем месте и мотыжить, как святой Франциск, каждый день.» В.В. Путин. Бабы мыли тепловозы, мужики крутили какие-то гайки и т.д. Потупив немного по цеху, спросили у работяг, где столовая и, получив ответ, направились в обозначенную сторону. Как же я люблю такие столовые, где макароны стоят 5 рублей, котлетка – 20 руб, суп – 8 руб, а чай – 1,70 руб. Наевшись на 150 руб. за двоих до отвала под коньячёк, покинули это дружелюбное место и пошли в город пополнять запасы алкоголя. Подойдя к вокзалу, задержались на некоторое время, чтобы посмотреть, как два мужика из мойки высокого давления моют одноэтажное здание. Видно тот, у которого был в руках сей заморский агрегат, являлся начальником, а тот, у которого была тряпка на швабре, был подчинённым, т.к., когда вода попадала на «подчинённого», «начальника» это очень веселило.

Вышли на привокзальную площадь. Куча народа, куча пазиков и троллейбусов, все сигналят и шумят. Люди и их внешний вид уже значительно изменились по сравнению с привычным нам. Кожаные куртки, спортивные штаны с полосками, китайские кроссовки или туфли, тётки необъятных размеров с авоськами и т.д. Зашли в магазин, купили две бутылки коньяка и по местному пиву для разговора в процессе ожидания собаки. Встали в сторонке от площади и, наблюдая за суетой, начали тереть за жизнь. Вообще скажу по себе, что Киров на меня произвёл наиболее удручающее впечатление из всех областных центров, которые нам довелось проехать и посетить во время нашего путешествия.

Собственно, многие фаны знают Киров по привокзальной площади да универсаму напротив вокзала. Ведь именно туда в основном бежит народ во время стоянки поездов из/в Пермь. Собственно, нечего там больше и смотреть. Ну если только на стикеры «Vyatka Zenit» на двери туалета на вокзале. Подходит время грузиться в собаку. Неспешно идём на указанную платформу и садимся в электричку. Народу мало, поэтому, расположившись с комфортом, продолжаем вести беседы на разные темы и пить коньяк. Практически сразу появляются контролёры, а поскольку билеты у нас были куплены на пару зон до станции Бумажный комбинат, до которого мы ещё не доехали, то вопросов к нам не возникло. Опять потянулись классические русские пейзажи за окном, причём когда едешь на выезд на поезде, то времени смотреть в окно практически нет, а здесь волей-неволей а смотришь в окно и замечаешь то, что никогда бы не заметил из окна поезда. Ну а хули вы хотели, если в этой собаке пришлось ехать 5 часов! Остановки частые, причём если до этого практически все остановки имели название, то теперь лишь «пл. такой-то км.». Причём платформы естественно нет. Выглядит это следующим образом. Останавливается состав посередине леса и открывает двери. Кому надо – выпрыгивают и идут в лес, и из динамика объявление «пл. 953 км. Следующая остановка платформа 960км. Платформа 956 и 959 км – остановка по требованию». Остановка по требованию – это значит, надо подойти к устройству связи с машинистом и попросить, чтобы остановил в нужном месте. Проехали часа три. За это время контролёры несколько раз проходили мимо нас и не проявляли к нам никакого интереса, но в очередной раз снова попросили билеты показать и, узнав, что мы уже давно должны были выйти, начали заставлять покупать билет, на что мы предложили им 100руб. Они отказались, пообещав, что на одной из крупных станций нас с ментами выпишут. На том и порешили. При подъезде к этой станции они снова нарисовались и сказали готовиться к выходу. На платформе оказались несколько мусоров, а собака не собиралась ехать дальше. Один из контров начал настаивать на нашей выписке, и, понимая, что в случае нашего общения с шерифами, возможно, придётся расстаться с более крупной суммой, чем у нас была, мы спросили, сколько контрам надо, на что они захотели по 100 с носа. Прикинув расклады, договорились, что заплатим, сколько просят, и вернулись на свои места. Простояв ещё какое-то время, собака поехала дальше практически пустая. На подъезде к конечному пункту Балезино к нам снова подошли контролёры и попросили бабки, о которых мы с ними договорились. Всего часов пять заняла дорога от Кирова до Балезино. Вечернее Балезино встретило нас… Да никак. Пустой вокзал, похожий на ботанический сад, в котором не хватало только обезьян, роль которых успешно выполняли акабы. Было часов 8 вечера. Ближайшая собака до Перми была только через 12 часов, причём после нее мы не успевали на следующую, и в итоге теряли почти сутки. Решили посмотреть наличие поездов, и нам попался интересный вариант: через 2 часа поезд за 500 руб. с носа до Перми, в котором мы могли поспать и к тому же успеть на собаку из Перми. Запилили тикеты и вышли на привокзальную площадь употреблять алкоголь. Привокзальная площадь представляла собой отсутствие асфальта, непонятного вида хижины, канавы и овраги, а также ларёк по продаже билетов на автобусы в ближайшие деревни, причём ларёк выглядел лучше, чем все строения в округе вместе взятые, возле него стоял единственный фонарь, а в ларьке приличная женщина лет сорока. В приятной компании ларька, фонаря и женщины в ларьке мы начали употреблять и ждать нашего поезда, обсуждая жизнь этой женщины, её перспективы и интересы. В общем, немного Малахова есть в каждом из нас. Надо сказать, что в этом самом Балезино однажды зависал одиозный Фан К. (помните заявление в СПАРе в НН?) Кажется, в 2007 году М. и К. пробивали выезд в Пермь. В ожидании отправления из Перми, Фан К. нажрался до потери пульса. И М. караулил его сон на лавках вокзала. За 20 минут до поезда М. дико захотел в сортир. Из уборной М. был встречен всё тем же похрапывающим К., но уже без вещей, документов и денег. Сделать за 15 минут справку о потере доков и тикетов не удалось. Поезд был последний, астанинский. В общем, было принято решение вписывать К. как есть. М. затащил тело в вагон и запутал всех, в том числе и себя, что положил К. на место М., потом наоборот, а потом снова поменял местами.

Подумав, что идея осуществлена, М. припился с какими-то уральскими ребятами. В общем, с 3 ночи до 7 утра провод-казах усиленными мыслительными процессами разгадывал загадку М. Разгадал, сука. Ну и выписал в Балезино Фана К. Последний провёл пару часов в ментовке и за какие-то загадочные 500 рублей вписался из этого Балезина к начальнику поезда «какой-та сибирский город – МСК». Говорит, что ещё кормили супом. Ну-ну... за 500-то рублей… В общем, выпили в очередной раз за Фана К.

Также один раз мы не поняли, где мы находимся: у Лужников или в деревне? Конкретный диссонанс был вызван появлением на слабоосвещенной сельской улице десятки омоновцев почти в полной выкладке. Видеть отделение ОМОНа под звук мычащей коровы – непередаваемо. Мы напряглись, они тоже поцелили в нас рылом.

Но в итоге мы остались на «автовокзале», а они попиздюхали на ж/д вокзал. Но ничего не произошло, хотя М. уже чувствовал, что хочет обоссать горящий КРАЗ. Видимо, это было усиление на станции из-за возвращающихся из Перми «мусорят».

Остаётся меньше часа до поезда, и мы постепенно выдвигаемся к вокзалу. На вокзале замечаем непонятного стоса, выделяющегося на фоне присутствовавших там людей своими белыми тапками на липучках, сумочкой с веночком и пр. атрибутами, не привлекающих внимание местных обитателей, но весьма заинтересовавших нас, с учётом того, что 6-8 часов назад СДСВ играло в Перми, а от Перми до Балезино одна собака. Решив, что это мусорок, подхожу к нему с вопросом «как динамо сыграло?», на что он отвечает, что не знает. В общем, после нескольких наводящих вопросов парень сообщил, что гоняет за ФК "Химик" из города Дзержинск Нижегородской области по второй лиге и сейчас возвращается из Тюмени с самого дальнего выезда в их лиге, на котором было четыре их суппортера. На домашней трибуне собирается 20-30 человек. Команда находится в середняках и шансов на повышение хотя бы до первой лиги никаких не было и, наверное, не будет. Убедились, что это не мусор лапшу на уши вешает, после того, как он показал тату ФК "Химик". Вот так. Суппорт ё локал тим. Подарили ему магнитик, а он подарил М. подрезанный в поезде подстаканник. За разговорами чуть не опоздали на поезд и только запрыгнули в вагон, как поезд тронулся. Поскольку хорошо были припитые, сразу же завалились на боковухи и моментально уснули.
Made on
Tilda