В Томск на собаках. Том 3
Каждый человек должен знать, а ещё лучше – увидеть свою страну. Историю, культуру, обычаи и прочее, но одно дело, когда страна имеет размер, сопоставимый с Ленинградской областью, а другое дело – когда речь заходит о такой стране, как Россия. Россия – страна большая и совершенно разная во всех её проявлениях. Одним словом, 1/8 суши – и этим всё сказано.
18 мая 2011г., среда
Проснулись по будильнику за час до собаки. Умылись, выпили по кефиру и освежились коньяком. Собака до Барабинска была уже подана, поэтому, перекурив на платформе, загрузились в неё. Народу было не очень много, поэтому, удобно расположившись, направились к следующему пункту нашего маршрута. Ориентировочное время в пути составляло часа четыре, которые потратили на разговоры и употребление, а также лёгкий дрём. М. принялся с усердием разряжать аккумулятор моего телефона путём разведения куриц, баранов и коров на виртуальной ферме с последующей их продажей и строительством на вырученные деньги строений сельхозназначения. Подошёл какой-то парняга и попросил у М. позвонить. М. отказал с объянением причины нахождения в роуминге. Довод просящему показался убедительным, и больше мы его не видели. В Барабинске на вокзале работал командированный из Новосибирска знакомый М., с которым М. посредством СМС договорился встретиться. В планах было зависнуть у него в НСК, но из-за сраной командировки надежд на ночлег в НСК не осталось. Прибыли в Барабинск, когда новый день уже полностью вступил в свои права, а майское тёплое солнце вело беспощадную борьбу с холодным ветром. Знакомый М. оказался человеком просто смотрящим на вещи и практически каждая его фраза о состоянии собственных дел заканчивалось эмоциональным: «А я вообще в шоколаде живу». Это относилось и к тому, что он живёт с девочкой, которая в два раза его младше, и что у неё уже есть ребёнок, и к тому, что он командирован на месяц в Барабинск для строительства вентиляции в здании вокзала и вообще: «Всё в шоколаде».

Первым делом мы поинтересовались наличием депошной столовки, где можно за минимальный прайс разбавить всевозможными приятными блюдами принятый уже с утра коньяк. Какой-либо полезной информации получить не удалось, и, потупив немного, мы распрощались, т.к. знакомому надо было трудиться, а нам определиться со «жрать». Тут же среди рабочих железной дороги был проведён опрос, который большинством электората показал нужное направление движения. Пройдя вдоль путей метров пятьсот, подошли к административно-депошному зданию, где путём нескольких вопросов было установлено точное местоположение столовой. Столовая была более внушительного вида, чем в Кирове. Помимо различных вкусных блюд, предлагались ещё развлечения в виде аквариума с рыбками для релаксации и телевизора, по которому мы посмотрели события, произошедшие в Самаре с участием мяса, когда они гоняли по трибунам местных кузьмичей. Данный факт был нами резко осуждён. Сытые и довольные, вышли на улицу и, уютно расположившись в беседке, стали думать, что делать дальше. Тут выяснилась неприятность в виде отсутствия телефона у М.: выпал из кармана в собаке до Барабинска. Расстроившись, выпили по коньячку. М. предложил попробовать восстановить его сим-карту. Вышли на привокзальную площадь и, потупив немного, углубились в недра посёлка.

Барабинск представлял собой печальное зрелище. Очень много мусора, заваленные заборы, несколько домов с различными магазинами хозяйственного назначения, грунтовые дороги с остатками асфальта. Количество людей было гораздо больше, чем, например, в Называевске, но душевности было меньше. Зашли в магазин, в котором, судя по вывеске, занимались подключением к мобильной связи. Но из различных услуг, предоставляемых сотовыми операторами, нам смогли предложить только китайский чехольчик для телефона, от которого мы отказались. Там нам порекомендовали с нашей проблемой доехать до офиса Мегафона, который находится в соседнем городке с названием Куйбышев, до которого ходят маршрутки. Поскольку времени у нас было вагон, а Барабинск оказался совершенно не привлекательной пердью, то так и решили поступить, о чём впоследствии нисколько не пожалели.

Сели в ждущую нас пустую маршрутку, техническое состояние которой свидетельствовало о её долгой и очень тяжёлой жизни. Куйбышев находится примерно в 15 км от Барабинска и, в сравнении с последним, – настоящий оплот цивилизации. Приличное количество машин, домов, светофоров, магазинов и людей. Вышли возле павильончика Евросеть, где М. купил себе за 890 руб. новый телефон и оставил его там же заряжаться. Девушки-консультанты сказали, что вряд ли нам смогут помочь с восстановлением питерского номера, но всё равно объяснили, как пройти к офису Мегафона, в котором нам сказали, что помочь нам ничем не смогут. Здесь же оказался центральный стадион города с трибунами тысячи на три и деревянными лавками, вход на который был совершенно свободен. Решили расположиться на трибуне на солнышке, благо все условия в виде приличного количества коньяка, сыра, шоколада и движухи спортсменов для приятного времяпровождения были соблюдены.

Начался период релаксации с возлияниями алкоголя. Солнце начало очень прилично греть и настроение было уже совсем летнее. На стадионе бегают спортсмены, какие-то рабочие носят инвентарь и готовят стадион к вечернему футбольному матчу местного клуба какой-то лиги в какой-то зоне. В общем, картина напоминала кадры из фильма «Джентльмены удачи», когда, сбежав из тюрьмы, герои сидят в трусах на пустой трибуне какого-то стадиона и читают газету на казахском языке. Я пошёл поссать под трибуну, под которой, судя по всему, делало это всё население города. Удачно совершив действо, подкрался под трибуной к стоящему на ней М. и с диким рыком схватил его за ноги. М. издал возглас ужаса и отчаяния: «О-О-О-ОЙ!!! БлЯ-Я-Я!!!», что меня дико развеселило. Спустя где-то час к нам подошёл какой-то шнырь с вопросом: «Дай штанов поносить телефон позвонить» На что был дико послан М. Ещё один раз почувствовали себя, как в Баку на сборной. Сзади прилетел камень! Высунулись наружу – а там местная школота кидалась от нехуй делать. М. в позе «мужика, блеать» в носках и без футболки что-то так проорал молодёжи, что мы уже вспомнили «бенджонсонс крю» Погнали, хуле! Так мы тупили около трёх часов, и постепенно от количества выпитого сзади стала подкрадываться бабка с медным тазом, да и с плеча М. белка начала покачивать своим пушистым хвостиком. Решили потихоньку собираться в Барабинск. Предварительно предстояло закупиться коньяком в дорогу. Зашли в Евросеть, забрали зарядившийся телефон М., который пока, ввиду отсутствия симки, мёртвым грузом осел в его кармане. Спросили у кого-то про наличие приличного магазина, где можно пополнить запасы продовольствия, и направились в указанную сторону. По дороге увидели достаточно забавную картину. Возле одного из домов на ветке дерева над тротуаром на уровне человеческого роста висят белые кружевные женские трусы. Проходящие мимо аккуратным движением проскальзывают, не решаясь потревожить «красоту по-американски». Очень порадовался за людей, которые, живя в Куйбышеве, способны так придаваться страсти, что нижнее бельё потом приходится собирать по округе. Купили коньяка и на той же маршрутке вернулись в Барабинск. В Барабинске М. приспичило посрать и попить живого пива, а поскольку магазин и туалет типа сортира были в шаговой доступности, то все желания были реализованы. В общем, первая половина дня прошла «как у Христа за пазухой». В таком дико расслабленном состоянии мы и встретили очередную нашу собаку Барабинск – Чулымская.

В нашей очередной собаке ничего примечательного не происходило. Те же непонятные станции и люди. Через почти стандартные для Сибири 3,5-4 часа высадились на станции Чулымская Западно-Сибирской железной дороги. Хочется добавить, что ехали мы по полному, заранее купленному, билету. Вы ухмыльнётесь? Но как не купить билет за 88 рублей 14 копеек?! А… то-то! Погода после солнечного Куйбышева сменилась на переменную облачность с временами падающими каплями. Снова зелёное одноэтажное здание вокзала, перед которым установлены статуи детей с голубями, рабочих с молотами, женщин с серпами, показывающие, насколько хорошо в стране советской жить. Вокзал окружали одноэтажные дома, а привокзальная площадь была неасфальтированная. На ней тусовались несколько таксистов. Чуть в стороне стояло два ларька, которые смогли удовлетворить все наши потребности в виде четырёх литров разливного пива отличного качества в одном и хотдога в виде шавермы в другом. Уютно расположившись возле заброшенной водонапорной башни, стали потреблять яства и глазеть по сторонам. Несмотря на то, что до такого крупного города, как Новосибирск, оставалось всего одна собака и около ста пятидесяти километров, окружающая действительность была удручающая. Не было автобусной станции, как в Балезино, весеннего солнца, как в Ишиме, оптимизма, как Называевской, движухи, как в Барабинске и т.д. Не было ничего. Просто место, которое постепенно готовилось погрузиться в темноту и от этого становилось ещё более мрачным. Однако почему-то в момент поедания хотдога и запивания холодненьким пивом мне всё равно было очень приятно там находиться. Было состояние смиренности и умиротворения, не хотелось вообще ничего делать, а хотелось просто сидеть и слушать, как среди практически абсолютной тишины вокруг шумит от ветра прошлогодняя сухая трава. За полтора-два часа нашего пребывания там не прошло даже ни одного поезда. Возможно, состояние, в котором я тогда находился, было сопоставимо с состоянием каких-нибудь тибетских монахов в период медитации. Чем ближе подходило время отправления собаки до Новосибирска, тем больше становилось объектов, нарушающих нашу медитацию. Из разных углов вылезали люди с авоськами и сумками. Подъезжали машины и высаживали таких же будущих пассажиров электрички. По описанию можно подумать, что постепенно пустой вокзал превратился в кишащий муравейник, но это не так, поскольку к моменту отправления электрички народу набралось не более тридцати человек. Сбив своим появлением нас с медитационной волны, люди залезали в собаку, что сделали и мы, немного потупив. В вагоне ехало помимо нас ещё человек пятнадцать. Кто-то читал, кто-то спал, но впереди от нас выделялась компания из пяти человек гопницкого вида, которые начали бухать, видно, с утра и до сих пор не останавливались. В принципе, такие никогда не останавливаются, потому что просто не могут. Доёбываний ни к кому с их стороны не было, поэтому, обсудив их убогость, забили на них и предались в объятия остававшемуся пивку. Спустя какое-то время в вагоне появилось ещё двое товарищей примерно такого же вида и вероисповедания, как и компания впереди. Как это обычно бывает, у них нашлось много общих тем для высокоинтеллектуального разговора на темы, кто где служил, кто где нажрался, какие бабы суки и как сломался пополам коленвал на его жигулях. Согласно сценарию подобных посиделок, всё должно было закончиться дракой, которая не заставила себя долго ждать. Наверное, не придя к общему мнению по поводу повышения процентной ставки рефинансирования федрезервом США и последствия этого для европейской экономики. Особо активный участник конференции предложил другому выйти в тамбур, куда вереницей поплелись остальные. Всё действо выглядило следующим образом. Еле стоящие на ногах по разу пихнут друг друга, потом пообнимаются, при этом кто-нибудь лезет пожимать всем руки, потом покурят, выпьют и всё заново. Если сначала это было какое-то развлечение для нас, то потом и оно нам надоело, и было решено сразиться в покер. Вместо фишек использовались спички. М. одержал достаточно убедительную победу, хотя играл, как Остап Бендер, «второй раз в жизни». Однако незамысловатая тактика, избранная им как постоянный рэйз, себя полностью оправдала. Во время игры к нам подсел мент из наряда по электричке. Попросил убрать пиво. Мол, вижу, что неместные, но нормальные. Откуда? Из Петербурга. О! Я там был! Там хорошо! Ну стандартно, короче. А во что рубитесь? В покер? Нихуяссе! Почесал фуражку и ушёл. Видимо, кроме дурака, буры и тыщи он воочию ничего не видел. Начали появляться огни большого города, пошли станции с городскими названиями и совсем скоро мы вышли на платформу станции Новосибирск-Пасс. На часах было около одинадцати часов вечера, а на термометре плюс пять. Первая электричка до Болотной была в семь утра, а так как бомжевать на вокзале желания не было, то, обладая изрядным количеством энергии и оптимизма, отправились вглубь засыпающего города навстречу судьбе с парой бутылок коньяка.
19 мая 2011г., четверг
Существует три города в России, которые ведут между собой спор за третье место по размерам, населению и существующей промышленности. Новосибирск, Екатеринбург и Нижний Новгород. Вроде считается, что Нижний Новгород в этом списке держит лидирующие позиции, однако по собственным впечатлениям я бы расположил их в следующем порядке: Екатеринбург, Новосибирск, Нижний Новгород. Да не обидятся на меня жители Ростова-на-Дону, имеющие свои виды на этот список, но всё же он уступает вышеобозначенным, однако, повторюсь? это только моё впечатление? основанное на увиденном своими глазами.

Город постепенно засыпал, и к двенадцати улицы стали практически пустыми. Мы с М. шли по широкой улице и периодически останавливались для того, чтобы подкрепиться коньяком. Постепенно начинали замерзать. Дошли до крупной площади? на которой располагался театр. Сели на скамейку рядом и в лучших выездных традициях тупки начали тупить. Сидели, разговаривали, угарали над всякой хернёй, вспоминали начало выездной деятельности конца девяностых, ту душевность, которой теперь не осталось, а может, и осталось, просто мы повзрослели. Вспомнили, как пили разведённый спирт на берегу Волги в 2001 в Волгограде на школьных картах, которые М., в бытность свою школотой, украл из своей школы, как познакомились в 2000 на обратном пути из Воронежа, как на дальний выезд покупали по тридцать-сорок бомжпакетов и пару десятков шайб. И тут недалеко от нас появились две выпившие девицы. Ну сидят через скамейку и пох. Ну ржут громко, визжат. Ну так бухие, всё ясно. Но тут одна кричит нам: «Молодые люди, отвернитесь, пожалуйста!» Мы не смотрели в их сторону, но тут обратили внимание. А они, оказываются, ссут! Задрали юбки и ссут прям на площади! В прямой видимости от двух незнакомых мужиков, глубокой ночью… Ноу комментс. Окончательно замёрзнув, решили походить для того, чтобы согреться. Целью был выбран футбольный стадион "Сибири". Дошли до центрального парка и, походив по нему, вышли к стадиону. Перелезли через забор – и вот мы уже на арене. Припились, покурили и пошли в парк на скамейки ждать рассвета.

Расположившись на скамеечке, приплясывая от холода, стали потихонечку петь песни Миши Круга и прочую ересь, которая накопилась в наших головах за годы выездной деятельности. Уже начинало рассветать, и мы решили выдвигаться в сторону вокзала. По пути зашли в какую-то круглосуточную хрень типа Макдональдса, чтобы согреться и выпить по бодрящему утреннему чаю. Заполнили анкету для трудоустройства нашего товарища К. в данное место. Господин К., судя по этой анкете, оказался достаточно неординарной личностью. Так, например, его хобби оказалось это «бухать», девиз по жизни «за Русь и по Иисусу», а зарплаты ему хватило бы и «1488 руб. и покушать». В общем, всё в таком духе. Это нас сильно развеселило. То, какие мы выдумщики и шутники. Покинув заведение, вышли уже в просыпающийся город. Увеличилось количество машин и людей. Появились дворники и поливальные машины, а мы тупо шли вперёд, периодически останавливаясь, чтобы принять коньяка.

Пришли на вокзал часа за полтора до собаки и, развалившись на металлических сидениях, попытались поспать, чему воспротивилась охрана, и тело пришлось перевести в сидячее положение. Пришло время грузиться в собаку и, проходя по надземному переходу, мы охренели от количества народу. Бабки с тележками и рассадой, мужики с рюкзаками, тётки с детьми – все они шли на нашу собаку, в которой мы так рассчитывали немного вздремнуть. В итоге собака оказалась заполнена ровно на количество сидячих мест. Проходящий продавец газет и журналов монотонно перечислял имеющуюся у него печатную продукцию. Всем до него не было никакого дела, кроме нас, которые его внимательно слушали, и когда в наборе "кроссворды, сканворды, аргументы и факты, анекдоты" проскочило название «за решёткой», то это не могло остаться незамеченным. Это гениальнейшее издание за совсем несимволическую плату, при том, что ему было уже несколько месяцев, перекочевало в наши руки. Нет. Я, конечно, понимаю, что «от тюрьмы и от сумы не зарекайся», но это был тупик цивилизации. Поочерёдно ознакомившись с данным изданием, мы убили одним выстрелом трёх зайцев. Время, коньяк и узнали много нового о женских наколках, о любви на расстоянии, о понятиях, о зеке, который скрывался от хотящей его изнасиловать женщины в тюрьме, и многом другом. В завершение потренировали свой мозг занимательным кроссвордом, на победу над которым мы могли бы рассчитывать только после просмотра подшивки этого издания за последние лет десять. Электричка постепенно освободилась, и мы отлично поспали оставшееся время в тепле и горизонтальном положении.

Станция "Болотная" имела вокзал и несколько ларьков, в одном из которых мы заточили по чаю и увесистому беляшу. Вокруг станции была непонятная суета, выражавшаяся в хаотичном передвижении людей без какой-либо цели. Поскольку до следующей собаки до станции с чарующим названием "Тайга" оставалось не больше часа, то решили потупить возле вокзала. Несмотря на приличное количество людей на платформе, наша электричка оказалась с кучей свободных мест. Моей главной ошибкой в этой электричке стало желание перекурить в тамбуре перед отправлением. Ко мне подвалил мужичок небольшого роста и спросил, откуда я. Свой вопрос обосновал тем, что я не похож на местных. Ну а когда он узнал, откуда я, то его душа просто открылась для меня. Оказалось, что сам он из Новосибирска, а едет на станцию Тайга, а затем ещё пешком идёт в лес в только ему известное место, на котором растёт какая-то трава, кою он собирает и потом на рынке в Новосибе продаёт по 20 руб. за пучок. И типа все просто жить не могут без этой травы-приправы. Потом он очень жалел, что едет пустой и не может меня угостить, чтобы я попробовал её. Всё, конечно, очень мило и душевно начиналось, и можно было бы составить приятное впечатление о предпринимателе, если бы он всю эту историю не начал пересказывать заново, а потом опять и опять. В итоге он всю дорогу сидел напротив меня через несколько рядов, и, как только он ловил мой взгляд, тут же я слышал: «Сейчас приеду – мешок наберу, завтра с утра ещё один» или «Трава вкусная такая, как щавель». М., сидя к нему спиной, молча припивался коньяком и угарал над этим. Потом по поезду начала ходить бабка, от которой дико воняло говном и мочой, которая пела песни, орала на пассажиров и говорила, что она вообще сумасшедшая. По ней это было видно. Рядом сидели несколько мужиков, которые бухали с маленькими детьми. Услышали занятный диалог. Один спрашивает у пацана лет четырёх: «Тебя как зовут?». «Максимка», – тоненьким голоском отвечает тот. Тут выдаётся фраза, достойная энциклопедии педагогики: «Как ты отвечаешь? Надо говорить Максим, ёп твою мать. Понял? Ты ж, блять, с Кузбасса!». Пацан кивнул. Год семьи в нашей стране идёт полным ходом, а дружба и уважение всегда ставится на первое место. В общем, средний уровень IQ вагона максимально стремился к нулю, и от деления на ноль его спасало только наше присутствие. Во всём этом цирке уродов мы приехали на станцию "Тайга".

Расписание собак от Новосибирска до Томска было составлено очень удобно и время ожидания в Тайге не превышало полутора часов. Станция "Тайга" – последняя на Транссибе на нашем маршруте, и на Томск уже уходила другая ветка, которая имела второстепенное значение. Вокзал был примечателен тем, что здание находилось между путей и с обоих его сторон ходили поезда. М. пошёл купить водички, а я, тупя на платформе, стал невольным слушателем разговора местных девушки и парня. Причём весь диалог был приправлен диким говором обоих. Выглядело это примерно так: «Да не спала я с ним. Кто тебе такое сказал?» – оправдывалась девушка. «Что, ни разу?» – уточнил парень. «Ни разу!» – ответила девушка. Вот так, даже на станции "Тайга" Год семьи в России делал своё благородное дело. Вернулся М., и собака, которая должна была стать последней на нашем пути до Томска, уже была подана. В хорошем настроении погрузились в неё и начали припиваться коньяком. Собака медленно поползла к цели по единственному пути. Километровые столбы начали новый отсчёт, а за окном стало совсем скучно. Погода была отличной, солнце не только весело светило, но и пригревало. Электричка часто останавливалась и открывала двери, подолгу стоя посередине леса или поля. Когда выходили курить, то поражала тишина, которая, как казалось, была готова сжать нашего металлического червяка до размера точки. Ну вот так мне казалось. Сыграли ещё раз в покер, и снова тактика М. показала себя с лучшей стороны. Поначалу практически пустая электричка на каждой станции вбирала в себя людей и уже совсем скоро свободных мест практически не осталось. Чем ближе подъезжали к Томску, тем больше становилось людей с тюками и рассадой. Странно, почему-то люди везли рассаду не как принято у нас – из города в область, а наоборот. И вот, спустя шесть дней после нашего старта, машинист объявил, что следующая станция Томск-1. Сколько раз мы слышали объявления о следующей станции? Думаю, что несколько сотен точно, но эти названия нам были до лампочки, а эта не могла остаться незамеченной, и по этому поводу мы допили имеющийся коньяк. Люди, прибывшие на нашей собаке, моментально растворились с платформы, а мы стояли и курили. Мне почему-то совершенно не хотелось идти внутрь города. Мне хотелось дождаться следующей, погрузиться в её недра и поехать дальше до Красноярска, Иркутска, Читы, Хабаровска, Владивостока. Я настолько привык к перестуку колёс, к хлопающим дверям, суетящимся вокруг людям, что, выйдя из последней электрички, я почувствовал, что оставляю частицу себя там, что с бешеным ритмом жизни, меняющимися обстоятельствами, возможно, больше не получится хотя бы повторить такое же, не говоря уже о посещении таким способом вышеперечисленных городов. Всё-таки есть в этом виде путешествия что-то такое, чего не получишь ни на машине, ни на поезде, ни уж тем более на самолёте. М. согласно кивал головой.

Время около четырёх часов дня по местному времени. Привокзальная площадь была совмещена с автовокзалом, с которого мы планировали уехать обратно на автобусе до Новосибирска. Подойдя к кассам, охренели от очередей, и решили перенести покупку билетов на более позднее время. Следующим делом было подключение М. к какому-нибудь местному оператору связи, так как его купленный в Куйбышеве телефон лежал второй день без дела. Неспешно пошли вглубь города. Успев отвыкнуть от городской суеты, мы то и дело тупили при расхождении со встречными пешеходами. Нашли офис Мегафона, где М. подключился к какому-то тарифу, по которому звонки в СПб выходили не дороже полутора рублей. Отзвонились родным и братве и сообщили, что мы на месте. Следующим этапом было определение места для ночлега. Пока мы были в пути, нам прислали адрес недорогого хостела, в сторону которого мы и направились, однако когда на нашем пути попался магазин разливного пива, то это задержало наше продвижение где-то на час, который мы провели в одном из ближайших дворов, припиваясь пивком. Разливное пиво в Томске – это тема, достойная отдельного упоминания. После питерских цен от минимум ста рублей за литр – полтинник, который просили практически за любой сорт из представленных, нас очень порадовал. Пиво было производства ближайших областей, но нисколько не отличалось по качеству и вкусу, а то и могло дать несколько очков вперёд. Удивительно, но наряду с разливным продавалось и бутылочное типа "Балтики" и "Невского", которое по цене было дороже разливного. Смысл нами остался не понят. Быстренько засадив по литру и прихватив чутка ещё с собой, пошли по телефонному навигатору в сторону хостела. Мобила показывала, что идти совсем недалеко. Хостел оказался однокомнатной квартирой в обычном жилом доме, где комнаты была переделана в шестиместный номер, а кухня переделана в четырёхместную комнату. Чайник и микроволновка, стоящие на подоконнике, завершали картину апартаментов. Скинув вещи, сходили в магазин за продуктами и пятью литрами пива (здесь и далее пиво имеется в виду только разливное). Вернулись обратно и, заварив по бомж-пакету с сосисками, шпротами и хлебом, отлично поужинали. Почти засадив всю баклашку пива, решили ложиться спать, так как последний нормальный сон был уже два дня назад. На завтрашний день было намечено посещение матча дублирующих составов.
20 мая 2011г., пятница
Я проснулся раньше, чем М., и решил не нарушать его младенческого сна с отнюдь не детским храпением, отправившись за пивом. Спустя шесть дней безостановочного употребления алкоголя по утрам руки начали трястись, и холодненькое должно было решить эту проблему. Чтобы лишний раз не бегать, взял ещё пять литров. К моему возвращению М. ещё спал, но я поднёс к его уху бутылку и немного приоткрыл пробку до шипения, характерного для открывания пива. М. открыл глаза и первое, что увидел, это было пять литров. Издав жалобный мычащий звук, тем не менее, не отказался. Приведя себя в порядок при помощи душа и пива, выдвинулись в сторону центра. Город совершенно не впечатлял. Деревянные полуразрушенные дома соседствуют с девятиэтажными, узкие и грязные улицы, плохие дороги, в общем, старина Чехов был прав. Дошли до стадиона, на котором завтра будут играть основные составы, залезли на трибуну местных фанатов и сфотографировались с памятником болельщику, а М. залез на вышку заводящих томичей. Зашли в магазин атрибутики и купили сувениры. Вышли на одну из главных улиц, на которой было очень много народа, толпящегося на остановке в ожидании транспорта. Общественный транспорт в основном состоял из древних пазиков в качестве маршруток, в один из которых нам с трудом удалось втиснуться, чувствуя себя скотом, едущим на бойню. Включили навигатор и конечной точкой установили стадион, где играми молодёжные составы. По карте это место находилось недалеко от центра города, но, когда мы туда приехали, оказалось, что это конкретная клоака. Какие у Томска окраины не хотелось даже представлять. Дошли до стадиона, который имел вполне приличный вид, но имел одну трибуну. Купили по литру пива и стали из-за забора наблюдать за перипетиями. Всего зрителей было человек пятьсот, в стороне от которых человек пятнадцать поддерживали "Зенит". В конце первого тайма вписались бесплатно на стадион, хотя вход стоил не меньше сотни, мы посчитали, что четыре литра пива гораздо более выгодное вложение. Потупив немного на трибуне, решили, что шизилось бы гораздо лучше под пивко, которое на стадион не пропускали. Вышли со стада и купили в магазине ещё по литру, с которыми залезли на гаражи за воротами и начали вдвоём шизить, периодически смачивая горло пивком. Альтернативное сердце суппорта, ёба! Причём бесплатные места на гаражах были даже более удобны, чем трибуны. Всё закончилось 1:1. После футбола пошли пешком обратно, по пути вполне душевно перекусив в одном из кабаков. Вышли на набережную реки Томь и потупили немного там. Всюду гуляла молодежь, которой в Томске, ввиду наличия большого количества институтов, очень много. Поехали на автовокзал за билетами на автобус. На автобус Томск – Новосибирск билетов не было поэтому пришлось купить на проходящий через Новосибирск – Томск – Белокуриха, что впоследствии оказалось очень удачным решением. Не спеша вернулись в хостел и, поужинав по стандартной схеме, начали пить пиво. За сегодняшний день было выпито очень много, поэтому я уснул, а М. остался воевать в Интернете, который был бесплатный.
21 мая 2011г., суббота
Проснулись практически одновременно, когда в наш хостел заселялся настоящий китаец со своей бабой, которые путешествуют по Сибири. Сегодня предстояло событие, о котором мы невольно думали в течение всей предыдущей недели. Как это обычно бывает, лёгкий мандраж начали успокаивать коньяком. Немного припившись, решили подключить к разговору китайца. Позвали его к нам и дали бутылку со словами: "пей". Китаец начал было искать рюмки, но мы ему объяснили, что ровные пацаны пьют из горла и поочерёдно продемонстрировали ему как. Китаец не поверил и долго принюхивался к бутылке, но потом сдал экзамен по пройденному материалу. Следующие опрокидывания ему уже легче давались. При упоминии "Зенита" китаец тут же выпалил что-то про Аршавина, за что ему выдан был припой вне очереди. В общем, китаец достаточно быстро поднакидался, и тут прибежала его баба, заверещала, что он не умеет пить, и уволокла его куда-то на экскурсию. Оставшись вдвоём, я тоже, не отставая от китайца, закинулся по полной и уснул. М. пошёл в Интернет воевать. Время было только около одиннадцати утра, а я уже был в говно. Поспав пару часов, был разбужен М. с приглашением проследовать на футбол. Голова туго соображала, поэтому держался строго за М. На такси доехали до стадиона, где уже шлялся местный народец и немного парней в СБГ цветах. Я, с целью восстановления кислотно-щелочного баланса в организме, закинул пол-литра кефира, а М. допил коньяк. К моменту начала матча состояние уже было в полном порядке. Очень огорчил состав на секторе. Из Питера было, на мой взгляд, не больше пятидесяти человек, а остальные человек сто пятьдесят были непонятными болельщиками из Барнаула, Кемерово, Новосибирска и просто местными адовыми бабищами. Игра ни о чём, и, как следствие, поражение будущему безоговорочному аутсайдеру 2:1. Говорят, перед матчем были какие-то замесы с местными, которые отлавливали одиночек, но мы ничего подобного не замечали. После матча выписались из оцепления и пошли за разливным, которое не заставило себя долго ждать ввиду огромного количества точек его продаж. Возле магазина зацепились языками с местными кузьмичами, которые прогнали стандартную тему про то, что Москва – говно, а в Питере он был и ему очень понравилось. Изрядно припившись, ещё несколько раз ходили за добавкой, распрощались с мужиками и пошли за вещами в хостел. Через пару часов нас ждал автобус. Возле автовокзала М. в своем стиле порамсил с местными кузьмичами, а на автовокзале увидели мужика в куртке с известным красно-белым ромбиком. Оказалось, мужик местный и болеет за мясо на диване. На автовокзале было всё так же много людей, и в данный момент нас это огорчало сильнее, чем пару дней назад, так как хотелось спокойно отдохнуть во время пятичасового ночного пути до Новосибирска. Однако буквально в течение двадцати минут несколько битком набитых автобусов увезли практически всех, и когда подошёл наш автобус, то в него село не больше десяти человек. Заняв каждый по четыре места и недолго обсудив перипетии уходящего дня, удобно разлеглись и уснули.
22 мая 2011г., воскресенье
Среди ночи М. разбудил меня, потому что автобус остановился на трассе возле какого-то кабака и магазина. Вокруг темнота, холодно и очень редко проезжающие мимо машины. М. сходил в кафе и запилил по чаю и по два чебурека, потом ему показалось мало, и он сходил ещё и украл ещё по два. Перекусив отменными сочными и свежими чебуреками, мы погрузились в дальнейший сон. Проснулись уже в Новосибирске. Высадили нас на центральной улице и до места, от которого отправляются автобусы до аэропорта, предстояло ещё прилично пройти пешком. Часа три ночи и снова холодно, поэтому сушняк от острых чебуреков мы начали размачивать коньяком, не спеша продвигаясь к цели. Дошли до театра, возле которого зависали три дня назад и потупили возле него.

Наш второй за время этого выезда рассвет был встречен нами в Новосибирске около ж/д вокзала, от которого ходили автобусы до аэропорта. Загрузились в первый готовый к отправке автобус, и я уснул, а проснулся уже в аэропорту. М. запилил пивка и мало того, что оно было бутылочное, от которого мы порядочно отвыкли, к тому же ещё по облуде перепутал и взял крепкое. Но настоящих фанатов этим фактом не смутить, и две бутылки тут же были влиты в себя. К моменту регистрации М. был уже говноподобен и завалился спать на коврике прямо у открытой регистрационной стойки для пассажиров бизнес-класса с криками «у меня снова будет девочка». Жена прислала М. СМС, в котором сообщила, что скоро у него будет третий ребенок, очередная дочь. Распечатали посадочные талоны, прошли предполётный досмотр и в самолёт авиакомпании «Сибирь». М. сразу вырубился спать, а я, дождавшись кормёжки, поел и тоже уснул. Проснулись уже при посадке самолёта, и М. очень огорчился от того, что проспал обед. Несмотря на то, что мне бортпроводницы обещали, что принесут ему еду, когда он проснётся, но в итоге отчислили его нахер. В Домодедово М., оставшийся без обеда, заточил пирожок с чаем за время этого выезда – и снова на самолёт, уже до Санкт-Петербурга. Ещё утром ели чебуреки на трассе Томск – Новосибирск, а уже в обед откупоривали в Пулково пиво, которое привезла встречавшая меня на машине моя жена.

Подводя небольшой итог, следует отметить, что по финансам за эти десять дней мы потратили денег, которых могло хватить на самолёт прямо до Томска и обратно, и ещё осталось бы на пару выездов в Москву, но я нисколько не жалею о том, что выбрал именно этот способ, и надеюсь, что ещё удастся открыть неизведанные уголки нашей необъятной родины не менее прекрасными способами. М. согласно кивает головой. Особо выражаю благодарность М., который вписался со мной в этот блуд, и отдельный респект жене за то, что отпустила.

До новых встреч. Ваш Б.
Made on
Tilda