Потешные огни Петра I. Традиции русской пиротехники
Что такое футбол? Кто-то скажет, что это просто спорт, игра. Но каждый фанат сможет дать своё, более личное и красочное определение. И, наверное, многие сойдутся во мнении, что футбол – это праздник; праздник, позволяющий скрасить будни цветами любимого клуба. Праздник, к которому готовятся, стараясь сделать что-то особенное. И какой же праздник обходится без «потешных огней»?
Традиция приурочивать яркие огненные развлечения к торжественным событиям уходят своими корнями в далёкое прошлое: уже в конце царствования Алексея Михайловича стали распространяться доселе неизвестные фейерверки. Но грандиозный размах и непередаваемую зрелищность «потешные огни» обрели, конечно, во времена царствования Петра Великого. Этот неутомимый деятель вывел фейерверки на совершенно новый уровень, придал им государственное значение. «Огненные потехи» быстро приобрели огромную популярность и стали оформлением всех значимых праздников и торжественных событий империи: Нового года, Дней Рождения монархов и членов их семьи, свадеб, военных побед. Вместе с этим фейерверки в петровское время из простого развлечения переходят в разряд мощного пропагандистского средства, призванного на самом широком уровне утверждать насущную потребность и необходимость петровских реформ, прославлять победы и достижения новой России.

Изначально основной сценой для фейерверков Петра I была Москва, где 1 января 1710 года по случаю победы в Полтавской битве было организовано великолепное огненное действо. Но совсем скоро все основные мероприятия были перенесены в любимое творение Петра Великого – Санкт-Петербург, новую столицу империи – и именно здесь ярко отмечалась победа в Северной войне. Стоит отметить, что в те времена фейерверки являли собой не привычные нам огненные «шапки», а полноценные красочные картины, связанные между собой продуманным сюжетом. Например, центральная декорация фейерверка, посвящённого Ништадтскому миру, представляла собой огромных размеров сооружение в виде храма Бога Януса, озарённого множеством разноцветных огней. В назначенный час Пётр I вышел на галерею Сената и поджёг специально изготовленную фигуру орла, которая полетела к обители древнего Бога вдоль каната, протянутого от Сената до храма. От орла зажглась центральная декорация, зрители увидели освещённые голубым огнём открытые двери храма, а внутри – двуликого Януса, державшего в руках символы славы и мира: лавровый венок и масличную ветвь. Спустя некоторое время в голубом огне показались две фигуры коронованных рыцарей. На щите одного из них был изображён двуглавый орел, у другого – три короны. Они олицетворяли Российскую и Шведскую державы. Рыцари двигались друг другу навстречу с протянутыми для рукопожатия руками. В момент сближения воины прикоснулись к дверям храма, которые тут же закрылись, а бывшие противники подали друг другу руки.

Особым образом Пётр Первый отметил заключение мира со Швецией в Москве. В 1723 году туда прибыл наследник шведской короны, который должен был в скором времени стать мужем старшей дочери Петра – Анны. В честь него и была устроена одна из самых знаменитых «огненных потех» императора: Пётр собственноручно сжёг дотла свой старый дворец в Преображенском. «В этом доме зрели мои первые замыслы войны против Швеции, и пусть вместе с ним погибнет всякая мысль, могущая когда-нибудь вооружить мою руку против этого государства», — произнес император, обращаясь к герцогу. Помимо организации «потешных огней» в Санкт-Петербурге и Москве, шоу фейерверков устраивались за рубежом дипломатами и освещали небо таких городов, как Амстердам и Дрезден. С помощью фейерверков, показываемых в Европе посредством гравюр, Пётр всячески пропагандировал достижения преображённой России, выходящей благодаря реформам в ряд ведущих государств мира.

При Петре I мощный толчок получило развитие самого пиротехнического искусства. По сохранившимся сведениям, самое первое в России специальное ракетное заведение основано было в Москве в 1680 году. Во главе его изначально стояли иностранцы, но уже в скором времени их сменили российские мастера. Пётр I сам был отличным знатоком фейерверочного искусства, разбирался во всех его тонкостях и деталях. При создании фейерверка он принимал участие на всех его стадиях: от разработки пиротехнического состава, до создания сценария и руководства процессом устройства. Лично императору принадлежит изобретение голубых и зелёных огней. В дальнейшем к устройству фейерверков привлекались такие видные российские учёные, как М.В. Ломоносов, В. Клементьев и другие.

Со второй половины XIX века фейерверки идут на спад – место ярких грандиозных зрелищ занимают сравнительно дешёвые шоу с малыми декорациями, а традиция чествовать победоносные войска возродилась лишь в период Великой Отечественной Войны.

Да, нет больше петровской изобретательности в организации фейерверков, но Санкт-Петербург до сих пор может по праву считаться столицей «потешных огней». Здесь у людей ещё остался огонь в сердцах, здесь чтут традиции и память о Великой и Триумфальной России. И это не преступление.
Made on
Tilda